Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

17:56
Москва
3 октября ‘22, Понедельник

Мнения и аналитика INFOX.RU

Григорий  Трофимчук
председатель Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности

Вьетнам – первый флаг АСЕАН

Опубликовано
Текст:
Фото: Pixabay.com
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

55-летие Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) совпало в этом году с динамично развивающейся, мягко скажем, геополитической обстановкой. Но большая политика никогда не пугала АСЕАН.

Жёсткое сочетание экономики и политики приветствовалось этим региональным блоком всегда, с самого начала функционирования. Тем самым он и отличается от многих других, чисто экономических, партнёрств Азии. А вот, например, некоторые основатели нашего Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с самого старта дали понять, что политикой они увлекаться не намерены, – а только одной сплошной экономикой, как бы подальше от греха.

Однако без гармоничного сочетания экономического и политического «крыльев» любому объединению, претендующему не только на региональный, но и мировой статус, сегодня обойтись сложно. Тем более что в зоне ответственности АСЕАН, бывшего Индокитая, имеются такие проблемы как, например, территориальный спор вокруг принадлежности островов в Южно-Китайском море (ЮКМ), который уже сам по себе является тревогой мирового звучания.

Москва не только наблюдает за развитием АСЕАН, но и принимает в его делах активное участие. И если в начале 90-х гг. прошлого века было открыто диалоговое «окно» Россия-АСЕАН, то сегодня это партнёрство уже имеет прочный стратегический статус. Глядя со стороны, и по статистике, кажется, что наше взаимодействие развивается чрезвычайно бурно, однако непростые события в мире требуют от нас не только ещё большей скорости, но главное, практического результата, укрепляющего коллективную безопасность не на бумаге.

Дополнительным толчком к усилению активности России в Азии и сфере влияния АСЕАН в частности стал 2014 год, когда отношения с Западом резко обострились, и Москвой фактически была провозглашена новая «Восточная политика», призванная открыть широкие ворота в Азию. Руководство страны уделяет большое внимание этому направлению, о чём говорит принятый не так давно «Комплексный план действий по реализации стратегического партнёрства между Российской Федерацией и Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии на 2021-2025 годы».

Научное сообщество России регулярно проводит профильные мероприятия, чтобы развить и укрепить практическую основу этого стратегического направления. Так, в конце мая в Центре изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока Российской академии наук (ИДВ РАН) состоялась Международная конференция «АСЕАН на пути интеграции: достижения, дилеммы, вызовы», в ходе которой был рассмотрен весь комплекс проблем, с целью активизации российского участия в той части света.

Одним из наиболее актуальных на данный момент пунктов является научно-техническое сотрудничество со странами АСЕАН. Участниками так же были подробно изучены такие направления как военно-техническое сотрудничество, внешнеполитические приоритеты и новые угрозы, урегулирование региональных конфликтов, экспорт наукоёмких технологий в условиях новой реальности, экология и климат, правовые основы взаимодействия, перспективы в электронной торговле и цифровой сфере, управление процессами трудовой миграции, степень защищённости экономик, урбанизация и развитие «умных городов», историческое и культурное наследие, образовательный обмен, гражданское общество и права человека.

При этом наиболее актуальной проблемой для всего региона – с учётом повышения градуса геополитики вокруг Тайваня – остаётся нахождение консенсуса между АСЕАН и Китаем, без чего стабильность всей Азии достигнута быть не может, не говоря уже о том, что открытой войны здесь допустить нельзя. В этом вопросе, как и со спором в акватории ЮКМ, политика неразрывно связана с экономикой, их разделить невозможно. Программная универсальность АСЕАН, при правильных подходах и оперативных действиях, может и здесь стать естественным и чуть ли не единственным балансом.

Китай, с учётом действий США, готов существенно улучшить свои контакты со странами АСЕАН – прежде всего, Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией и Брунеем, – чтобы предотвратить нежелательное для себя развитие обстановки за счёт усиления партнёрского взаимодействия. Проще говоря, Китай и США начинают борьбу за влияние на Вьетнам и другие ключевые страны региона.

Такое желание Пекина должно приветствоваться, вне всякой зависимости от политических мотивов, конъюнктуры его активизации, ведь и за счёт этого тоже АСЕАН приближается к консенсусу с Китаем по проблеме ЮКМ, к новому взгляду на почти уже тупиковую проблему островов. Окончательное сближение стран региона может стать для него главным и естественным щитом, если ускоренная милитаризация Китая не будет восприниматься этими странами в качестве угрозы и в свой адрес тоже. И снова главным вопросом здесь становятся всё те же самые острова в акватории ЮКМ, где в укоренном порядке возводится китайская военная инфраструктура, несмотря ни на какие переговоры с АСЕАН. Имея напряжённые отношения с США, Китай просто не может позволить себе напрячь их ещё и с ближайшими соседями, чтобы оставить себя в одиночестве.

Если говорить о годах рождения и становления АСЕАН, начиная с 1967-го, то надо вспомнить, что за 55 лет Москва прошла большой путь от настороженности насчёт антикоммунистической составляющей блока до понимания важности и даже неизбежности сотрудничества на новых основах. Когда я служил в Советской армии, практически на всех стенах «красных уголков» и «ленинских комнат» военных частей висели плакаты, напоминающие бойцам о настораживающей сути всех этих далёких и малопонятных аббревиатур АСЕАН, АНЗЮС, СЕАТО и т.п., многие из которых уже забыты.  Но сегодня многое изменилось, имея в виду наши взаимоотношения с АСЕАН, лидера ЮВА в современных условиях.

Впервые в ходе таких конференций, регулярно организуемых под эгидой Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, среди участников наблюдалось значительное число представителей от стран региона (Малайзия, Камбоджа и др.), что говорит о встречном усилении  их интереса к России. Но до последнего времени традиционно наиболее активным представителем АСЕАН на всех российских конференциях, форумах, семинарах, симпозиумах и круглых столах был неизменно Вьетнам.

Вьетнам никогда не демонстрировал формального отношения к делам АСЕАН в России, и по этой причине стал выглядеть, в глазах россиян, и соответственно являться на деле, одним из наиболее заметных, сильных участников объединения. Безусловно, в составе АСЕАН есть целый ряд других государств, с которыми у Москвы прекрасные рабочие и дружеские отношения – Индонезия, Филиппины, Малайзия, Мьянма, Сингапур и др., – и ни с одним из них, что примечательно, у РФ нет политической напряжённости.

Уже один тот факт, что ведущие средства массовой информации Вьетнама аккредитованы в РФ на постоянной основе и регулярно освещают соответствующие мероприятия в рамках АСЕАН, говорит обо всём. Остаётся надеяться, что и СМИ остальных девяти стран АСЕАН как можно быстрее последуют примеру Вьетнама, ведь заинтересованность в сотрудничестве у нас обоюдная и теперь уже обоюдоострая, ведь не только Россия нужен регион ЮВА, но и он объективно нуждается в России.

Вьетнам не только выглядит одним из флагманов АСЕАН, но и на деле доказывает своё лидерство, становясь центральной фигурой в «солнечном сплетении» главных вопросов региона, ключом к их решению. Примерно в такой же универсальной географической позиции, но уже в другом регионе мира, находится Турция. Вьетнам становится той самой точкой опоры, за счёт которой можно перевернуть, в хорошем смысле слова, весь регион. Достаточно посмотреть и на другие вьетнамские координаты в архитектурной «точке схода» Юго-Восточной Азии, дополняющие общую картину: это вся Индо-Тихоокеанская стратегия, а также зона интересов новейшего AUKUS и не совсем нового QUAD.

Такие участники АСЕАН как Вьетнам служат гарантией, что никакая посторонняя сила не сможет развернуть этот блок против России, о чём сегодня пытается говорить мировая, западная пресса. Однако для этого здесь снова и снова требуется более активное участие самой России, и именно в политическом урегулировании проблем региона, а не только в торговле.

Главными составляющими растущей вьетнамской силы являются, прежде всего, растущий авторитет и престиж Вьетнама в международном контексте, привлекательная среда вьетнамской экономики, внутренняя стабильность и предсказуемость внешней политики. Немаловажным фактором при оценке интеграла Ханоя  в современных геополитических условиях становится его последовательная и конструктивная позиция по созданию мирной и стабильной обстановки во всём регионе, включая ареал территориальных споров в ЮКМ. Нельзя забывать и о таком факторе как вклад Вьетнама в общемировые усилия по защите прав человека, имеющие высокую оценку со стороны ООН. То есть, и даже в этой тонкой сфере Вьетнам защищён максимально, что делает ставку на эту страну в сегодняшних и завтрашних мировых раскладах максимально высокой при  минимуме рисков.

И даже в плане обеспеченности доступа населения в интернет Вьетнам находится на ведущих позициях в мировых рейтингах, занимая, как напомнила одна из участниц конференции, высокое 14 место среди пользователей. Об изменениях в структуре глобальной экономики говорит и начало процесса по переносу производств всемирно известных брендов из Китая на территорию Вьетнама. России придётся это учесть, с осознанием политических перспектив такого переноса. Спасает и то, что у Москвы прекрасные отношения как с Пекином, так и с Ханоем: в таком устойчивом треугольнике не должно возникнуть проблем.

Следует ещё раз подчеркнуть роль Вьетнама в процессе поиска консенсуса с Китаем, и особенно по линии обеих коммунистических партий, для появления конкретных результатов по проблеме Южно-Китайского (Восточного, по вьетнамской терминологии) моря. Отсутствие до настоящего времени таких результатов, на фоне бесконечных переговоров по линии АСЕАН-Китай, может стать дополнительным мощным поводом к дестабилизации всего региона, с учётом нездоровой активности вокруг Тайваня. Азия – большая, но болевые точки региона, по сути, все находятся рядом, и способны сдетонировать в любой неудобный момент. Не говоря уже об опасности прямых провокаций, что так же беспокоит Пекин, судя по последним сигналам, идущим оттуда.

Вьетнамская компартия и компартия Китая просто не имеют права допустить такого развития событий, так как на них лежит и совершенно особая историческая задача. В отсутствие СССР, они теперь обязаны демонстрировать всему человечеству, что идеологические постулаты социализма работают на мир, а не на войну. Тем самым будет не только снята угроза большой войны в Азии, но и открыт новый этап развития социалистической идеи; шанс для этого поистине уникальный.

Россия, тридцать лет назад заявившая о приоритетном сотрудничестве с АСЕАН, могла бы внести значительный вклад в достижение этой цели, так как не является для региона совсем посторонней, хотя и находится далеко. Но для этого России пора перейти здесь от слов к делу, так как за все эти десятилетия форма у нас всё-таки превалировала над содержанием. Будем надеяться, что острота мировых тенденций заставит Россию усилить вторую часть этой формулы, перейдя от бесконечных общих мест к реальным действиям, с пониманием политической гармонии одновременных взаимоотношений и с Пекином, и с Ханоем, включая их внутренние противоречия.

Решение проблемы ЮКМ способно дать ключ и ко всему остальному, в том числе намного большей включённости РФ в дела АСЕАН. Через политическую составляющую, кажется, добиться этого можно намного быстрее и проще, чем через традиционные поставки энергоносителей и экономику в целом. Программный сплав политики и экономики АСЕАН нам здесь как раз в помощь. Если же этого не произойдёт и РФ, наоборот, снизит свою активность в ЮВА – а такое вполне возможно, с учётом российской вовлечённости на других театрах действий, – то регион способен сдать свои позиции, и даже рухнуть в войну. Автоматически усугубив для Москвы проблемы на европейских и евразийских направлениях, включая имеющиеся там военные конфликты и появление новых.

Конференция «АСЕАН на пути интеграции: достижения, дилеммы, вызовы» подробно рассматривала и такой глобальный вопрос как биологическая безопасность, включая необходимость разработки норм, надёжно блокирующих биотерроризм и появление различных видов биооружия. Например, учёные из Малайзии предложили свою концепцию коллективного контроля для стран АСЕАН. Само собой, нельзя забывать и о кибербезопасности, которой в ходе профессиональной дискуссии так же было уделено значительное внимание.

Говоря о военно-технической составляющей сотрудничества Россия-АСЕАН, стоит отметить сохранение важнейшей роли Тропического центра, созданного на уровне Москва-Ханой ещё в советские времена, который может стать не только примером, но и необходимым условием безотказной работы современных видов вооружения, поставляемых Россией Вьетнаму и другим партнёрам по АСЕАН, в частности Индонезии. Усиление России в ареале АСЕАН может быть осуществлено, в том числе, и через создание аналогичных центров в регионе, по успешному примеру Вьетнама, так как российская военная (новое поколение истребителей, РЛС и др.) и гражданская техника должна быть адаптирована к местным непростым климатическим условиям. Специалисты из Вьетнама помогут и здесь, что в свою очередь позволит укрепить сотрудничество с АСЕАН на практике.

И снова ссылаясь на конференцию, стоит упомянуть об общем имидже стран АСЕАН, который в российском сознании, по мнению ряда учёных, устарел, отстал от жизни: «У нас до сих пор присутствует советский нарратив, что эти страны недостаточно развиты». На самом деле АСЕАН это давно уже не рассказ о представителях «третьего мира», по многим параметрам эти страны уже находятся впереди нас. И как бы нам, наоборот, теперь не отстать от АСЕАН.

Сейчас мы имеем возможность соединить усилия, чтобы создать передовые продукты и технологии, но запас времени ограничен, не говоря уже о том, что и сама АСЕАН не застрахована от американского давления, на предмет тестирования и постепенного введения антироссийских санкций. Ковать, пока горячо. Документов много, а результатов пока недостаточно.

Китай многое может. Для оптимального диалога с АСЕАН и, прежде всего, со странами в спорной зоне ЮКМ, одних только китайских инвестиций в их экономики будет мало. Сплав правильной политики с ответственной экономикой здесь должен быть настолько прочным, чтобы оппоненты Китая по проблеме островов единодушно склонились на его сторону в преддверии дальнейших событий. И – больше внимания Вьетнаму, как со стороны Пекина, так и Москвы. Вьетнам давно уже не тот, как и АСЕАН в представлении россиян.

Всё это вместе является гарантией того, чтобы Восток, по определению находящийся на противоположной от Запада стороне, стал для России действительно историческим шансом, выходом. Логичным и естественным способом решения многих проблем. Флаг АСЕАН не должен стать очередным флангом.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Последние мнения
Григорий Трофимчук
Владимир Валерьевич Чернигов
Реклама